В погоне за красотой: почему люди делают пластические операции

В погоне за красотой: почему люди делают пластические операции

Стандарты красоты «звучат» из каждого «утюга» — в кино, на телевидении, в журналах и рекламе, — и мы давно уже принимаем их как данность. Многие из нас полагают, что «красивый» означает, по утверждению нашей же культуры, — без изъянов: гладкий, симметричный, чистый, худой и молодой.

Но знаете ли вы, что на протяжении всей истории — и в культурах по всему миру — «красивый» означал радикально разные вещи?

Нынешнему стандарту красоты в нашей культуре на самом деле всего около 60 или 70 лет. Когда вы осознаете, что слово «красивый» означало сотни различных вещей на протяжении всей истории, становится намного легче воспринимать эти стандарты не как некую всемогущую истину, а просто как ещё одну идею о том, какой может быть красота.

И когда мы осознаём, что «красота» — это субъективная вещь, что существует множество способов её определения, это даёт нам возможность увидеть красоту в разнообразии; осознать, что способов быть красивой столько же, сколько женщин в мире. Кроме того, это может придать нам столь необходимого легкомыслия по отношению ко всему происходящему — некоторые исторические представления о красоте довольно забавны по сегодняшним меркам!

Давайте посмотрим, что было «красиво» в разное время (возьмём не все эпохи, конечно же), а также поговорим с некоторыми экспертами на тему того, почему многие, в погоне за современными «идеалами», ложатся под нож пластического хирурга.

Елизаветинская Англия

Бледная кожа ценилась в Англии 1600-х годов, потому что она была символом класса и богатства — румянец на щеках означал, что вам приходилось работать на улице, а бледная кожа свидетельствовала о том, что вы женщина из высшего общества. Богатые женщины в Елизаветинской Англии довели это до крайности, нанося белую косметику на основе свинца для создания призрачной бледности.

Один популярный крем для осветления кожи в 1600-х годах был изготовлен из ртути: он обещал удалить все тёмные пятна и неровности — с одной лишь оговоркой: он также удалял верхние слои кожи! Затем женщины замазывали эти язвочки, нанося сверху ещё больше свинцовых белил.

Как вы можете себе представить, этот стандарт красоты довольно негативно сказывался на здоровье людей — продолжительность жизни женщин была намного ниже, и одной из причин этого была ядовитая косметика.

Древние греки

Древние греки любили густые брови. Древнегреческая цивилизация была одной из первых, кто попытался количественно оценить красоту, а различные философы и математики (такие как Пифагор) искали математическую формулу красоты. В результате этого поиска появилось много идей, включая «Золотое сечение» и концепцию о том, что красивое лицо состоит из идеально симметричных третей. Но грекам также нравились сросшиеся брови!

Древнегреческое искусство изображает женщин с густыми бровями в стиле Фриды Кало, и греки даже пытались усовершенствовать этот образ, используя тёмный пигмент для подведения бровей.

Средневековая Япония

В средневековой Японии вся красота была связана с высокими бровями и… чёрными зубами.

Греки были не единственными, кто был помешан на бровях — в средневековой Японии женщины сбривали свои настоящие брови и рисовали на их месте искусственные, гораздо выше на лбу — чуть ниже линии роста волос!

Средневековые японские женщины также ценили бледную кожу, потому что она ассоциировалась с богатством и досугом, поэтому они тоже красили свои лица в белый цвет, но потом заметили, что из-за этого их зубы кажутся жёлтыми. Решение было найдено: для контраста самые красивые женщины покрасили свои зубы в чёрный цвет!

Пышные формы

На протяжении большей части истории пышные формы считались «идеальными». В обществах по всему миру стандарты красоты часто были связаны с классом и богатством. Ещё пару сотен лет назад большинство людей занимались физическим трудом и ели только то, что им было необходимо для выживания — поэтому они были довольно худыми и мускулистыми. В таких обществах пышные формы были редкостью, и чем тяжелее была женщина, тем более красивой она считалась. Полная цифра свидетельствовала о фертильности, но, что более важно, она свидетельствовала о богатстве.

Даже в США в 50-е годы «идеальный» женский тип телосложения был намного тяжелее, чем сегодня. Тонкий силуэт как стандарт красоты появился совсем недавно — он появился только в 1960-х годах!

Итальянский Ренессанс (ок. 1400–1700)

В эту эпоху идеальную женщину описывают как обладающую:

пышной грудью,
округлившимся животом,
полными бёдрами,
светлой кожей.

Во времена итальянского Ренессанса обязанностью жены было отражать статус своего мужа как в поведении, так и во внешнем виде. Полное тело, светлые волосы и светлая кожа — всё это считалось главными признаками красоты.

«Ревущие двадцатые» (около 1920-х годов)

В этот период времени идеальная женщина имела:

плоскую грудь,
заниженную талию,
короткую стрижку «Боб»,
«мальчишескую» фигуру.

Красота в 1920-х годах характеризовалась андрогинным обликом женщин. Они носили бюстгальтеры, которые подчёркивали их грудь, и одежду, которая придавала им вид без изгибов. Женщины даже укорачивали свои волосы, оставляя позади давнее убеждение, что длинные волосы означают красоту и сексуальность.

Золотой век Голливуда (1930–1950–е годы)

В это время идеальную женщину описывают как обладающую:

фигурой в виде песочных часов,
большой грудью,
тонкой талией.

Тенденция к мальчишеской фигуре продержалась недолго. Перенесёмся на десятилетие вперёд, и увидим, что фигура в виде песочных часов вернулась. Классическим примером идеального женского тела является Мэрилин Монро — самая «золотая» девушка Голливуда.

Время супермоделей (около 1980-х)

Эта эпоха прославляла такой тип телосложения:

атлетический,
стройный, но соблазнительный,
высокий рост,
подтянутые руки.

Этот период времени вызвал феномен помешательства на физических упражнениях. В моде были видеоролики о тренировках, призывающие женщин быть худыми, но в то же время подтянутыми. В эту эпоху также наблюдался всплеск анорексии, который, по мнению некоторых экспертов, был вызван широко распространённой одержимостью физическими упражнениями.

Постмодернистская красота (2000-е — наши дни)

Наши текущие стандарты красоты для женщин включают:

плоский живот,
здоровый, но худощавый,
«аппетитные» грудь и попа,
худые ноги (чтобы внутренние бёдра не соприкасались друг с другом).

Ким Кардашьян, даже если вы не дух не переносите это имя, является олицетворением идеальных стандартов красоты для современной женщины. Женщины должны быть худыми, но не слишком, с большой грудью и большой пятой точкой, но при этом с плоским животом. Женщины всё чаще стали прибегать к пластической хирургии, чтобы добиться такого внешнего вида. Почему? Спросим у экспертов.

Экспертное мнение

Сначала узнаем у психолога Мироновой Юлии Александровны, почему женщины так жаждут лечь под нож пластического хирурга.

Если желание иметь подтянутый овал лица, например, в 50+ или ровный нос, если налицо большая горбинка, например, абсолютно понятны, то почему человек может, если говорить с точки зрения психологии, хотеть «сделать» себе лицо какой-нибудь голливудской звезды?

В первую очередь отметим, что «сделанное лицо» и качественная пластическая хирургия сейчас — это статус, это отражение кошелька вашего или мужского, это буквально ваш вкус. Корявые филлеры выдадут в вас «колхозницу», в том время как качественные нити даруют вам репутацию обеспеченной женщины с тонким чувством себя.

Если мы говорим о желании не просто сделать попу как у Ким, а вылепить из себя двойника кого-либо, тут может иметь место самая классическая истероидная психопатия и флюидность психики. То есть, имея проблемы с собственной самостью, субъект начинает судорожно искать кого-то, с кем можно отождествиться. Абсолютно идентичная ситуация и с нынешним помешательством на транс-переходах. Проблема лишь в том, что такая зацикленность психики на одном объекте крайне непостоянна. И обретя себя в новом желанном лице или теле, голова не обретает покой, поскольку изначальная проблема не в смене внешних данных. И снова начинается поиск объекта для отождествления. Или же постоянное стремление к идеалу и полному повторению черт лица объекта, что приводит к абсурдному результату. Поскольку истероидный психопат перманентно ищет всеобщего обожания и вожделения, то звезда здесь — наиболее подходящая мишень, как объект, уже обретший заветное признание толпы.

Вообще желание «перекроить» себя (если это не связано, конечно, с тяжёлыми физическими травами) – лицо и тело – с чем может быть связано?

Помимо попытки отождествления можно сказать и о классической дисморфофобии. Сейчас часто это понятие используют слишком обширно и неграмотно, говоря о нелюбви к себе или просто о непринятии своего тела. На самом деле при дисморфофобии человек маниакально уверен в наличии у себя физических уродств или изъянов. Он не просто не в состоянии полюбить себя или же принять, а он не способен даже адекватно взглянуть на себя в зеркало. Во всех жизненных неудачах человек обвиняет собственное тело или лицо, доходя порой до совсем странных утверждений. И поэтому, стремясь, наконец, освободиться от гнёта «уродства», человек ложится под нож.

Можно ли с точки зрения психологии объяснить, почему люди часто не могут остановиться делать пластические операции, они уродуют своё лицо (сами того не осознавая — кстати, почему они это не осознают?) и абсолютно перестают быть похожими на себя?

Как было сказано выше, вмешательство во внешность может превращаться в хобби или у аддитивных людей — в зависимость. Это как шопоголизм, алкоголизм или игромания. Если мы говорим о фриках, превращающих себя в мемы, то тут можно разложить целый список из психиатрических заболеваний. То же самое как спросить у алкоголика, неужели он не видит, как он отвратительно выглядит, почему довёл себя до жуткого состояния. Изменения во внешности приносят краткосрочную эйфорию и новизну, плюс это, в том числе, и некий ритуал. Решение перемены, запись на операцию, ожидание, восстановление, адреналин от увиденного результата. Это большой «вкусный» процесс, к результату от которого быстро привыкаешь и начинаешь повышать градус.

Девушки, которые делают себе огромные губы – что у них в голове?

В первую очередь губы, среди определённого контингента, это модно. Красивые сделанные губы — брендовый аксессуар. Имея «родную» внешность, в некоторых социальных слоях, вы признаётесь в собственной нищебродности. Почему губы? Мы можем здесь сослаться на фазы по Фройду, где оральная является самой начальной и доэдипальной. То есть, вся чувствительность и проверка окружающего мира происходит через рот, куда ещё ребёнок всё тащит и стремится попробовать на вкус. Ну и можно совсем уйти в романтику и отметить, что при знакомстве с таким человеком, пусть даже на экране монитора, губы — первое, что вы выделите, хотя классики учат нас, что зеркало души — оно в глазах. То есть, не умея зацепить взглядом и не обладая харизмой, женщины переключают ваше внимание с пустых глаз на самое физическое и сексапильное — пухлый и вздутый рот.

Кстати, о таких девушках — как правило, все эти девушки плюс-минус одинаковые — неужели они это не видят? Или они это видят, но понимают, что мужчины «клюют»? Вопрос тогда, почему мужчины клюют на таких вот одинаковых «надутых» в губах и грудях, «переделанных» девушек?

А) почему не видят, что похожи?

Мы изначально любим похожих на себя людей. Заметив похожую внешне на нас девушку, мы (если мы здоровы), не подумаем о схожести, а отметим её привлекательность. Плюс похожи друг на друга они для вас. То есть, для людей, которые не имеют к их обществу отношения. Внутри их компании они отличают друг друга, их отличают их же мужья и дети, поэтому про похожесть — это очень субъективно. Также, помним, что хирургия — бренд, и хирург, сделавший вас, — бренд. Если, например, у вас сумка Луи Виттон и у вашей подруги такая же, вряд ли вы погрузитесь в тяжёлый личностный кризис.

Б) Почему мужчины клюют?

Разве все мужчины? Конечно, нет. В основном в категорию одинаковых переделанных женщин попадают жёны реперов. А почему определённой категории мужчин нравится определённая категория женщин нужно исследовать — и желательно с погружением в их среду обитания.

Что говорит про «пластику» тот, кто её делает? Мы поговорили с Молотковым Никитой Сергеевичем, пластическим хирургом, о том, кто и с каким запросом чаще всего к нему приходит что-либо поменять в своей внешности.

Какие чаще всего пластические операции вы выполняете (или что чаще просят изменить)?

Чаще всего выполняется эндопротезирование груди (увеличение груди) и подтяжка груди — в общем, любые виды маммопластики и, соответственно, липосакции и абдоминопластика. Также часто пациентки приходят за блефаропластикой. Ещё следует добавить липофилинг ягодиц. Вкратце, это абдоминопластика, липосакция, липофилинг ягодиц, все виды маммопластики, блефаропластика.

Какие чаще «жалобы» от пациентов вы слышите: не нравится внешность/ хочу быть похожей(им) на….?

Жалобы соответствуют операциям, на которые направляются пациенты. Соответственно, если это грудь, то это либо провисание груди, недостаточный объём, асимметрия молочных желёз, по сосково-ареолярным комплексам, по субммарным складкам, гипертрофия груди (избыточный объём молочных желёз).

Соответственно, абдоминопластика — какие-то послеродовые изменения, растяжения передней брюшной стенки, избыток подкожно-жировой клетчатки, спины, передней брюшной стенки, боков, диастаз прямых мышц живота, избыток кожи на животе.

Блефаропластика, соответственно, — это мешки под глазами, избыток кожи верхних и нижних век, жировые грыжи верхних и нижних век.

Есть ли запросы на изменение внешности среди мужчин?

Да, мужчины тоже обращаются к нам, и они чаще всего интересуются липосакцией. Также популярным вариантом для них является моделирование тела с помощью прорисовки контуров и прессовки. Мы также занимаемся забором подкожной клетчатки и созданием видимости контуров мышц.

Как часто к вам приходят клиенты, которым, как вы думаете, совсем не нужно ничего менять — у них больше психологическая проблема в оценке своей внешности?

Это около 30% пациентов, — которые обращаются без медицинских показаний для операции. Это называется дисморфофобией — когда человек не удовлетворён своей внешностью. Однако в таких случаях существует высокий риск повторной операции даже после её выполнения на 100% идеально. Часто таким пациентам отказывают, если нет медицинских показаний для операции.

Бывали ли у вас случаи, когда вы отказывали пациентам в изменении внешности? Какие причины (может, пациентка была красавица; может, по физиологическим особенностям нельзя проводить такие операции и т. д.)?

Некоторые случаи, когда я отказываю в операции, связаны, как я уже говорил, с дисморфофобией пациентов. Если у них нет реальных медицинских показаний для операции, а они хотят провести процедуру всего лишь ради изменения своего внешнего вида, то я отказываю. Например, если у пациентки нет избытка кожи на верхней части лица, но она всё равно хочет сделать блефаропластику. Ещё один случай — когда пациентка хочет подтянуть грудь, но это более редкий случай. Если операция навязывается от кого-то другого, например, от мужа, и пациентка сама не хочет её делать, то тоже могу отказать.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках
Читайте также

Оставить комментарий

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях.
Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. (Правообладателям)
Информация на сайте носит рекомендательный характер. Пожалуйста, посоветуйтесь с лечащим врачом.
Редакция wellady.ru не осуществляет медицинских консультаций или постановки диагноза.